ЭКСКУРСИЯ НА ВСЮ НОЧЬ

Лиса встречала Джеймса сидя на коленях, в позе покорности, как того требовала традиция. Хозяин погладил сабу по голове, принимая ее приветствие. Девушка прильнула щекой к бедру Хозяина и потерлась о него, готовая замурлыкать. Джеймс дал возможность Лисе приласкаться, после чего жестом велел встать на ноги. Она приняла от Хозяина его выходную одежду, чтобы аккуратно развесить в шкафу, взамен помогла надеть домашний халат, после чего Джеймс отправился в ванную, а Лиса – подавать ужин к столу.


- Лиса, я решил устроить каникулы, - произнес Джеймс, ставя бокал с вином на стол и делая паузу, чтобы понаблюдать за реакцией сабы.

Девушка улыбнулась, глаза загорелись огоньком любопытства. Джеймс решил создать небольшую интригу и продолжил издалека:

- Помню, однажды тебе понравился какой-то французский фильм, ты весь вечер тогда была под впечатлением.

- Фильм назывался «Амели», - кивнула в ответ Лиса.

- Так вот, поскольку моя девочка последнее время вела себя хорошо, то завтра мы едем в Париж, - сказал Джеймс.

- Гав! – откликнулась Лиса, от восторга позабыв родной язык, ей очень хотелось завилять хвостом, если бы сейчас он у нее был.

***

Щенячий восторг не сходил с лица Лисы всю дорогу до парижского отеля, расположенного в центре Монмартра. Только во время взлета и подсадки она испытала некоторое напряжение, впившись ногтями в руку Джеймса, но Джеймс не стал осаживать свою сабу за такой жест, понимая, что многим авиапассажирам свойственны подобные переживания.

По прибытии в отель Лиса первым делом потащила Хозяина гулять по Монмартру, ей очень хотелось посетить места, увиденные в фильме. Парочка побывала в той самой овощной лавке, они прогулялись по набережной канала Сен-Мартен и остановились перевести дух в кафе «Две мельницы», в котором работала героиня фильма. После кафе Джеймс и Лиса поднялись к базилике Сакре-Кер, самой высокой точке Парижа. К месту они прибыли на фуникулере. Маленькие, фантастичного вида вагончики, ползающие по горе с черепашьей скоростью привели Лису в восторг. Джеймс умилялся тому, как его спутница радуется, словно ребенок.

Сакре-Кер.png

Вернувшись в отель, Джеймс и Лиса поняли, что шум центральных улиц, переполненные музеи и другая суета не слишком их привлекают. Они решили избегать разношерстных толп туристов и посвятить время прогулкам по тихим улочкам и наблюдению за бытом местных жителей.

На одной из таких улочек на пару буквально налетел средневековый рыцарь в металлических доспехах. Джеймс шагнул вперед, встав между человеком в доспехах и Лисой. «Рыцарь» от неожиданности начал пятиться назад, но споткнулся и, гремя доспехами, повалился на спину. Некоторое время он нелепо размахивал руками и ногами, пытаясь перевернуться на живот, чтобы попытаться встать, но ему это никак не удавалось. У Лисы уже потекли слезы от смеха, а Джеймс протянул руку незадачливому герою. Твердо встав на ноги, «рыцарь» первым делом поблагодарил за помощь и представился. Оказалось, что Ришар работает уличным зазывалой в недавно открытом музее средневековых пыток, и он был бы рад видеть их посетителями своего заведения, несмотря на столь комичное знакомство.

Заплатив 5 евро за вход железному человеку Ришару, наша пара начала  спуск вниз, по ступеням, ведущим в подвальное помещение. Ступеней было  много, вход уводил посетителей глубоко под землю, где встречал их  закрытой железной дверью. Отворив дверь, каждый, кто делал шаг за порог,  начинал испытывать удивление – сколь огромным и внушительным  оказывалось помещение.

Кирпичная кладка стен уходила в  высокие сводчатые потолки, по четырем сторонам света разбегались  тоннели, казавшиеся бесконечными. Каждый из тоннелей заканчивался  просторным залом, вобравшим в себя экспонаты по видам экзекуций. Так в  одном из залов подвешивали на цепях, а другом – растягивали на дыбе, в  третьем пытали огнем, в четвертом сажали в клетки.

В музее Джеймс и  Лиса были совершенно одни и могли себе позволить неспешно изучать  информационные стенды, повествовавшие о способах применения  оборудования, ставшего историей.

Прямо по центру одного из залов со  сводчатого потолка свисали цепи, оканчивающиеся железными наручниками.  Лиса подошла к цепям и погладила их. В ее голову пришли мысли о том, как  стоя в музее перед очередным шедевром, ты испытываешь волнение при виде  предмета, о котором столько слышала и читала. Как жаль, что шедевр  нельзя потрогать, прикоснуться к нему, ощутить шероховатость холста и  матовый бархат краски. Отдавшись своим мыслям, девушка не удержалась –  она вложила в наручник кисть левой руки и закрыла его. По ее телу тут же  пробежала волна возбуждения, и сладко заныл низ живота. Лиса закрыла  глаза и предалась фантазиям.

Джеймс не мешал Лисе, наблюдая за ней со стороны – он знал, какая исполинская волна страсти обуревает сейчас его сабу.

***

Проснувшись  утром, Лиса не застала Джеймса в постели. Она обежала номер, проверила  ванную комнату, даже выглянула в коридор, будучи совершенно голой. Ее  сильно волновал вопрос: куда исчез Хозяин? Когда спала первая волна  волнения, Лиса еще раз обошла номер, на этот раз стараясь обращать  внимание на детали, по которым смогла бы восстановить картину  исчезновения Джеймса. Но никаких деталей, имеющих криминальный оттенок,  Лиса не обнаружила. Зато обнаружила записку, оставленную Джеймсом, в  которой говорилось, что Хозяин ушел по делам и скоро вернется. Записка  не только успокоила Лису, но и сильно подняла настроение, так как  постскриптум содержал указание привести себя в порядок и ,надев на глаза  черную повязку, ожидать прибытия Хозяина. Лиса поняла, что ее ожидает  приятный сюрприз и начала готовиться к приходу Хозяина. Первым делом  после душа, девушка поспешила надеть аромат Отметка Theme, этот аромат  ассоциировался у нее с самыми яркими Тематическими переживаниями.  Налюбовавшись своим отражением в зеркале, облаченным в новое черное  платье, Лиса перешла к креслу. Устроившись поудобнее, она надела на  глаза повязку и стала ждать Хозяина.

***

Сев в такси, Джеймс  проверил, плотно ли повязка закрывает глаза сабы, и только после этого  скомандовал шоферу «Поехали». Лиса сбилась со счета, пытаясь посчитать  количество поворотов, которое сделало такси, пока пара не прибыла на  место. Наконец машина остановилась, и Джеймс открыл пассажирскую дверь.  Оказавшись на тротуаре, он помог Лисе покинуть салон. Глаза девушки  по-прежнему были прикрыты плотной черной тканью. Они стали спускаться  вниз по ступеням. Джеймс держал Лису аккуратно, но крепко, не давая ей  оступиться. Девушке стало казаться, что ступени ведут в бесконечность, в  другое измерение. Наконец-то ступени закончились, и Лиса немного  перевела дух. Джеймс пристегнул поводок к ошейнику Лисы и повел дальше,  не снимая повязки с глаз девушки. По звуку шагов Лиса поняла, что они  вошли в просторный зал. Джеймс притянул девушку к себе за поводок и  прошептал в ухо:

- Твоя роль на ближайшие восемь часов быть той, кого обвинили в колдовстве.  Я - тот, кто станет разбирать твое дело.

- Слушаюсь, Хозяин, - ответила Лиса.

Хозяин  поставил сабу на колени и снял с глаз повязку. Лиса не спеша начала  огладываться по сторонам. Она увидела запечатлевшиеся в памяти после  посещения музея каменные стены, решетки, свисающие с потолка цепи,  кандалы и различные устройства, облегчающие дознавателям получать нужные  сведения. Девушка поняла - они находились в том самом музее, и горячая  полна возбуждения снова прокатилась по телу.

- Сидеть смирно, не двигаться, - раздался голос Хозяина.

Лиса тут же выпрямила спину и, сложив руки за спиной, направила взгляд вниз перед собой.

- Обвиняемая, Вам приписывается чрезмерная похоть и излишняя красота,  достичь которой можно, только практикуя черную магию. Вы обвиняетесь в  сделке с Дьяволом.

Джеймс так утвердительно произнес эти слова, что Лиса невольно вздрогнула.

- Вы будете подвергнуты телесной экзекуции, мы должны убедиться в вашей  виновности. Достопочтимый суд не может опираться только на слухи - вина  должна быть доказана.

Судья - Хозяин продолжал свою обвинительную  речь, тем же твердым бескомпромиссным голосом, но Лиса реагировала уже  совсем иначе - губы ее расплылись в сладостной улыбке от предвкушения  дальнейшего действа.

Закончив обвинительную речь, Джеймс велел Лисе  встать на ноги и вытянуть руки вперед. Запястья девушки обхватили  тяжелые железные оковы, запираемые на массивный замок. Лодыжки так же  были обхвачены холодным железом. Как только Хозяин замкнул на оковах  последний замок, Лиса ощутила сильнейшую волну возбуждения, колени  слегка подкосились, и сладко заныл низ живота. Первый оргазм накрыл  девушку, когда Джеймс закрывал на ней железный ошейник. Мужчина  удерживал Лису в объятьях, пока она не пришла в себя.

Экшн.png

Джеймс слегка  встряхнул Лису, чтобы убедиться: девушка пришла в себя и готова  продолжать. Взяв конец цепь, идущую от ошейника сабы, Хозяин подвел  девушку к X-образному кресту, первому из сегодняшних "орудий извлечения  правды из жертвы".

Крест надежно удерживал Лису в своих объятьях,  исключая любую возможность самостоятельно обрести свободу, и  одновременно страховал от падения на каменный пол, если она потеряет  сознания от нескончаемой череды удовольствия.

Убедившись, что Лиса  надежно закреплена на кресте, Джеймс снял со стены свернутый в кольцо  кнут. Он не торопясь развернул его на всю длину, понадежнее уложил  рукоять в ладони и сделал пробный взмах.

***

Потом были и другие  орудия: дыбы, подвесы, колодки, камеры с решетками, где саба могла  перевести дух, чтобы вновь и вновь подставлять тело под удары хлыста и  твердые уверенные мужские руки Хозяина. Боль и наслаждение слились  воедино в один бесконечных клубок душевных переживаний и физических  ощущений.

- Обвиняемая, признаете ли вы себя ведьмой? - спросил Джеймс.

- Да, да, да, и ,черт возьми, бесконечно этому рада, - из последних сил прошептала Лиса, и сознание покинуло ее после нескончаемой череды боли и оргазмов.

Джеймс заботливо освободил Лису от всех пут, обернул девушку в теплый шерстяной плед и отнес на руках в такси.


Добравшись до отеля, Хозяин уложил сабу в постель. Лиса дышала спокойно и ровно, с ее лица не сходила счастливая улыбка, было вид, что девушке снится, что-то приятное. Уложив Лису, Джеймс отправился в душ, а вернувшись, он застал девушку все также сладко спящей, ничто не способно было потревожить ее сон.

Спейс.png

Нужно все же признаться - он и сам был изрядно вымотан. Повесив табличку "Не беспокоить" на дверную ручку, Джеймс лег в постель. Он сгреб Лису в охапку и, вдыхая природный аромат ее тела, тоже придался сну.


Лиса проспала двенадцать часов подряд и наконец-то открыла глаза. Ее мысли все еще путались, сознание не могло разделить мир на прекрасную сказку и повседневную реальность. Повернув голову, девушка увидела рядом с собой спящего Хозяина, аккуратно приподняв одеяло, она поднырнула под него, чтобы прижаться к горячему мужскому телу. Лиса приложила ухо к груди Джеймса, ей нравилось слушать его размеренное дыхание и ровный стук сердца. Насладившись музыкой спокойного сна любимого человека, Лиса аккуратно выскользнула из постели и направилась в ванную комнату. Ноги девушки слегка подкашивались при ходьбе, соски сладко ныли, тело в разных местах приятно саднило, а ягодицы отдавали уютным теплом, словно тлеющие головешки в домашнем камине. Но мозг упорно отказывался принимать надвигающуюся после сна реальность. Лиса не могла до конца понять - все произошедшее с ней за последние сутки было лишь восхитительным сном или волшебной реальностью.

Только увидев отражение своего обнаженного тела, Лиса начала осознавать — это был не сон. Она вертелась перед зеркалом, словно девочка, примеряющая новое платье, и любовалась отметками, оставленными хлыстом и многочисленными "пыточными" инструментами. Ее губы снова растянулись в той беспечной улыбке от удовольствия, когда она призналась Хозяину в своей ведьминской природе.

Передавая свои персональные данные на сайт Вы соглашаетесь с нашей Политикой конфиденциальности.

Возможны аллергические реакции и/или индивидуальная непереносимость.

ВНИМАНИЕ! Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 18 лет.

© 2019 - 2020 Theme

logo_instagram.png
logo_vk.png